Дипломатический иммунитет от уголовной и гражданской юрисдикции и его пределы

Содержание

В общем смысле дипломатический иммунитет — это право не подчиняться властным решениям другого государства, его органов и представителей. По сути, его можно назвать неподвластностью или ситуацией, когда par in parem non habet imperium (лат. «равный над равным невластен»).

Понятие и особенности дипломатического иммунитета

Из всех граждан, находящихся за пределами государства, дипломаты стоят особняком из-за своего правового статуса. Под последним, как правило, понимают общую совокупность прав, привилегией и обязанностей в отношении страны-пребывания.

В свою очередь, привилегии — это преимущества, которые предоставлены ему международным правом для целей беспрепятственного осуществления работы. Из их числа особо стоит выделить различные правовые иммунитеты, которые определяются как исключительное право дипломатических представителей не подчиняться некоторым общим законам.

Дипломатический иммунитет обладает рядом особенностей, отличающих его от прочих привилегий:

1. Имеет вид «отрицательной льготы» — по сути, это освобождение от какой-либо обязанности (налоги, процесс и пр.) или ответственности.

2. Целью привилегии является обеспечение выполнения международных функций и служебных обязанностей. То есть иммунитеты сугубо функциональны и предоставляются не для личной выгоды человека.

3. Круг лиц, имеющих дипломатический иммунитет, чётко определён в конституциях и законах, а также нормах международного права. В России им обладают дипломатические и консульские корпуса, президент, члены специальных миссий и представительств в межгосударственных организациях.

Таким образом, привилегии дипломатического статуса делятся на 2 группы: иммунитеты (освобождение от чего-либо) и правовые льготы, понятие которых связывается с определёнными послаблениями, преимущественными правами, предпочтениями, оказанными одним субъектам перед другими, которые становятся полезными всему обществу в целом.

дипломатический иммунитет от уголовной и гражданской юрисдикции и его пределы

Законодательство о привилегиях представителей государства

Дипломатический иммунитет как правовая категория существует длительное время. Ещё в Древнем Риме послы вражеских государств были неприкосновенны, так как считались находящимися под охраной богов.

Долгое время положение дипломатов определялись одними лишь обычаями и традициями, так как каких-либо международных актов по этим вопросам не существовало. Первая попытка формальной кодификации была предпринята лишь в 1928 году, когда в Гаване (Латинская Америка) была принята Конвенция о дипломатических чиновниках.

дипломатический иммунитет от уголовной и гражданской юрисдикции и его пределы

Позже, в 1961 году, была принята Венская конвенция о дипломатических сношениях, которая и по сей день остаётся основным договорным актом в области международных отношений. В настоящее время в ней участвует большинство государств мира, включая Россию.

Кроме названной Конвенции, дипломатический иммунитет в международном праве основывается на следующих договорах и соглашениях:

  • Венская конвенция о консульских сношениях 1963 года.
  • Конвенция о привилегиях и иммунитетах ООН 1946 года.
  • Конвенция о привилегиях и иммунитетах специализированных учреждений 1947 года.
  • Конвенция о правовом статусе, привилегиях и иммунитетах межгосударственных экономических организаций 1980 года.

Кроме того, государства имеют право принимать в отношении дипломатического иммунитета любые иные законодательные акты, которые позволяют конкретизировать ситуацию в соответствии с отношениями между странами. Дипломатический иммунитет в уголовном праве РФ, гражданском и административном процессах определён непосредственно в кодифицированных актах, регулирующих данные сферы.

Виды дипломатических иммунитетов

Привилегии предоставляются дипломатам не для личных выгод или обогащения, а в целях создания благоприятных условий для работы в другом государстве. Посольства и консульские учреждения имеют одни и те же иммунитеты и в стране пребывания олицетворяют своё государство.

Согласно нормам Венской конвенции 1961 года и заключённым международным договорам, все дипломатические иммунитеты можно разделить на следующие группы:

  • Привилегии дипломатических представительств — посольств и консульств.
  • Личные иммунитеты дипломатов и членов их семей.
  • Привилегии членов специальных миссий и чрезвычайных представительств.
  • Иммунитеты членов международных (межгосударственных, межправительственных) организаций.

Также существует классификация по сфере применения дипломатического иммунитета: гражданско-процессуальный, уголовный (иммунитет в уголовном процессе), таможенный, налоговый (фискальный) и административный.

дипломатический иммунитет от уголовной и гражданской юрисдикции и его пределы

Иммунитеты дипломатических учреждений

Согласно Венской конвенции 1961 года, дипломатический иммунитет включает в себя следующее:

1. Неприкосновенность помещений.

Государство пребывания в лице своих должностных лиц и уполномоченных органов (полиция, пожарные, контролёры, приставы и пр.) обязано обеспечить эффективную охрану здания дипломатического представительства и земельного участка вокруг него. Аналогичный иммунитет распространяется и на частные резиденции дипломатов.

2. Иммунитет имущества и транспортных средств.

По сути, никакое имущество не может быть изъято, арестовано или подвергнуто обыску. Однако если в транспортном средстве представительства находится преступник, оно может быть задержано. Действия правоохранительных органов при этом должны быть направлены не против транспорта, а против соответствующего человека.

3. Неприкосновенность корреспонденции и архивов.

Дипломатическая почта — самый распространённый вид связи представительств со своими государствами. Она абсолютно неприкосновенна, не может быть ограничена весом или количеством мест. Венская Конвенция 1961 года упоминает доставку почты курьерами и бескурьерную, когда послание отправляется с помощью капитана воздушного или морского судна.

4. Налоговый (фискальный) иммунитет.

Финансовые операции, проводимые представительствами для своего внутреннего обеспечения, не облагаются никакими сборами и пошлинами.

5. Таможенные привилегии.

>

Адресованный дипломатическому представительству багаж не облагается сборами и пошлинами (за исключением складских), но проходит досмотр на общих основаниях.

Личные иммунитеты дипломатического персонала

Персонал представительства можно разделить на 3 категории: дипломатический, административный и обслуживающий. Все они в том или ином объёме используют следующие привилегии:

1. Личная неприкосновенность.

Сотрудники дипломатических учреждений и члены их семей пользуются защитой государства пребывания. Любое нападение или преследование их недопустимо. Например, Уголовный кодекс РФ в статье 360 предусматривает наказание от 5 до 7 лет за нападение на представителей иностранного государства, пользующихся дипломатической защитой.

2. Неприкосновенность жилища (личной резиденции).

Места постоянного жительства дипломатов и членов их семей (квартира, дом) обеспечиваются охраной и защитой от обысков, конфискаций и проникновений.

3. Иммунитет от уголовной, гражданской и административной юрисдикции, защита от исполнительных действий.

В отношении гражданской и административной юрисдикции возможны 3 изъятия:

  • Иски в отношении личной недвижимости дипломата и членов его семьи.
  • Иски по наследственным делам (оспаривание завещаний, включение в состав наследников и пр.).
  • Иски по различным вопросам коммерческой деятельности, которой дипломаты или члены их семей занимались для личной выгоды.

4. Таможенный иммунитет и неприкосновенность багажа.

Личные вещи дипломатов могут быть досмотрены только в их присутствии и при условии серьёзных подозрений в наличии запрещённых к вывозу предметов. Если после осмотра не обнаружено нарушений, владелец багажа имеет право подать официальный протест.

В современном мире этот вид иммунитета выпал из сферы регулирования, так как страны, опираясь на мероприятия по обеспечению безопасности авиации и борьбу с терроризмом, уравняли дипломатов с прочими пассажирами гражданских рейсов.

дипломатический иммунитет от уголовной и гражданской юрисдикции и его пределы

5. Освобождение от личных повинностей.

Государство пребывания не может возлагать на представителей и членов их семей личные обязанности (военная служба, контрибуции, военный постой, реквизиции и пр.).

6. Свобода передвижения по территории государства пребывания.

Лица, каким-либо образом относящиеся к дипломатическому корпусу, вправе свободно передвигаться по стране пребывания, за исключением территорий, которые запрещено посещать иностранцам в силу закона или религиозного статуса.

Полным личным иммунитетом обладают дипломаты и представители административно-технического персонала, а также пребывающие с ними члены семей. Однако воспользоваться своей привилегией они могут только в том случае, если не имеют гражданства государства пребывания или не проживают в нём постоянно.

Обслуживающий персонал в тех же условиях может рассчитывать только на освобождение от налоговых сборов и пошлин в отношении полученного на службе заработка.

Иммунитеты специальных миссий

Помимо «постоянных» дипломатических учреждений в других государствах, существуют временные образования — миссии (группы, комиссии), направляемые одной страной в другую для рассмотрения каких-либо вопросов или выполнения определённых задач.

В Конвенции о специальных миссиях, принятой в 1969 году, основной международный акт по данному вопросу распространяет понятие временных дипломатических образований на все группы, включая глав государств, правительства, министров иностранных дел и иных должностных лиц высокого ранга, которые отправляются за рубеж по делам своего государства. Указанные лица во время поездок обладают полным иммунитетом от всех видов юрисдикции.

Полномочия специальной миссии, её продолжительность и состав определяются поставленными перед ней задачами и, как правило, согласовываются между заинтересованными во встречах странами.

Дипломатический иммунитет участников специальных миссий имеет временный характер и прекращается после возращения в страну аккредитации. Во время своего пребывания в другой державе члены временных групп пользуются практически теми же иммунитетами и льготами, что и сотрудники «постоянных» учреждений.

Но вместе с тем в Конвенции 1969 года закреплены отдельные ограничения их привилегий. В частности, представители страны пребывания имеют право беспрепятственно посещать помещения специальной миссии при угрозе пожара или иного стихийного бедствия. Разрешение главы группы или соответствующего дипломатического учреждения при этом не требуется. Именно это ограничение стало причиной отказа СССР, а в дальнейшем и России от ратификации этой Конвенции.

дипломатический иммунитет от уголовной и гражданской юрисдикции и его пределы

Иммунитет международных организаций

В целом такой вид иммунитета можно определить как набор специальных прав и преимуществ, которыми обладает международное/межправительственное объединение и его персонал (а также представители государств-членов при нём), предоставляемый с целью эффективного и независимого выполнения уставных функций.

О необходимости наличия дипломатического иммунитета для осуществления функций говорится в статьях 104 и 105 Устава ООН, а также в учредительных документах других общепризнанных организаций, среди которых ЮНЕСКО, ВОЗ, МВФ, Совет Европы, ПАСЕ и прочие.

Объём и содержание иммунитета детализируются в специальных конвенциях, договорах и соглашениях, которые заключаются между международным формированием и государством. Кроме общих привилегий самого объединения, такие документы описывают льготы и иммунитеты персонала: неприкосновенность, изъятие из юрисдикций, таможенные привилегии, льготы при въезде, проживании, обмене валюты, репатриации, право на специальные знаки, паспорта и прочее.

Иммунитет представителей государств-членов в организациях международного уровня

Иммунитет представителей стран в межгосударственных объединениях значительно полнее, чем иммунитет персонала. По сути, он аналогичен дипломатическому, так как в его основе лежит право государств на представление своих интересов на международной арене.

Основным нормативным актом России, регулирующим особенности работы постоянного представительства в международном объединении, является Положение «О Постоянном представительстве РФ при международной организации», утверждённое Указом президента РФ от 29 сентября 1999 года № 1316.

Однако стоит отметить, что представители государств в организациях реализуют свои права исключительно на уровне международной организации. Невозможно назначить страну местом постоянного пребывания того или иного межгосударственного объединения. Но если подобное случилось, на его властных структурах лежит обязанность по обеспечению представителям государств и делегациям на конференциях соответствующих привилегий и иммунитетов, которыми они должны пользоваться добросовестно.

Иммунитет Организации Объединенных Наций

Правовой статус ООН определён в её Уставе, а также в Конвенции о привилегиях и иммунитетах Объединенных Наций, утверждённой Генеральной Ассамблеей в 1947 году.

Конвенция 1947 года применима ко всем организациям, состоящим в системе ООН, с учётом лишь некоторых изменений, которые разработаны и приняты для отражения специфики их работы.

Согласно статье IV Конвенции, представители государств в органах ООН разного уровня (делегаты, советники, эксперты, секретари делегаций) обладают такими же привилегиями, иммунитетами и льготами, какими пользуются дипломаты.

Соглашения о расположении штаб-квартир ООН и прочих международных универсальных организаций предусматривают для постоянных представителей государст-членов иммунитеты, схожие с дипломатическими. Но в соглашениях с некоторыми странами они ограничены. В частности, Соглашение между ООН и США, кроме признания привилегий и иммунитетов, содержит разрешение властям США возбуждать дела против сотрудников учреждений ООН с целью предъявления им требования о выезде из США по причине злоупотребления привилегиями.

Довольно специфической разновидностью иммунитета является положение раздела 18 статьи V Конвенции 1947 года, которое устанавливает, что сотрудники ООН и его специализированных учреждений не могут быть привлечены за сказанное или написанное ими во время пребывания в качестве должностного лица.

дипломатический иммунитет от уголовной и гражданской юрисдикции и его пределы

Гражданско-процессуальный иммунитет

Любой судебный иммунитет предполагает изъятие дел, где в качестве непосредственного участника спорного правоотношения выступает государство, из-под юрисдикции суда любого другого государства.

Дипломатический иммунитет в гражданском процессе определяется частью 3 статьи 401 ГПК РФ, которая указывает, что аккредитованные представители другого государства подпадают под гражданскую юрисдикцию судов Российской Федерации только в пределах, которые предусмотрены положениями международных договоров и соглашений между Россией и другими странами.

То есть дипломатический иммунитет ограждает дипломатов (а равно членов их семей) одного государства от обязательного участия в судебном производстве на территории страны пребывания. Применительно к гражданскому процессу предполагается, что дипломатический агент не может быть принужден стать его участником — ответчиком по исковым делам, свидетелем, экспертом и т. д. Причём дипломат может отказываться от своего иммунитета на любой стадии процесса.

Иммунитет в гражданском процессе не распространяется на ситуации, когда дипломаты и члены их семей вступают в процесс как частные лица по искам в отношении собственных объектов недвижимости, по вопросам наследования или приносящей им личную выгоду деятельности.

Если дипломатический представитель или другое лицо, пользующееся иммунитетом, обращается в суд с иском, он в дальнейшем — в рамках этого дела — не может ссылаться на свои привилегии.

Уголовно-процессуальный иммунитет

Как правило, международные документы содержат положение о том, что дипломатические субъекты пользуются иммунитетом от уголовной ответственности, который предполагает не «освобождение от ответственности», а «исключение» из сферы правового наказания. Например, в статье 11 Конвенции о привилегиях и иммунитетах Шанхайской организации сотрудничества от 17 июня 2004 года закрепляется, что на территории стран-членов объединения его должностные лица не могут быть привлечены к ответственности за свои выказывания, публикации и прочие действия, совершенные в период выполнения обязанностей.

Дипломатический иммунитет в уголовном праве предполагает не освобождение иностранных дипломатов и прочих лиц, обладающих схожими привилегиями, от уголовной ответственности, а фактическую невозможность применения любой из уголовно-правовых норм законодательства России в отношении преступлений, ими совершенных. То есть дипломатический иммунитет в уголовном процессе означает, что правоохранительные органы не могут возбуждать уголовные дела в отношении таких субъектов, привлекать их в качестве подозреваемых или обвиняемых. Любое возбужденное уголовное дело должно быть прекращено по пункту 2 части 1 статьи 24 УПК РФ в связи с отсутствием состава преступления.

Дипломатический иммунитет и его правовое значение необыкновенно важны, так как во многом определяют отношения между разными государствами. Представители других стран, выполняющие функции «голоса» иных правительств, неприкосновенны, и нарушение этого правила всегда карается блокированием отношений на международном уровне и наложением разнообразных санкций.

Вопрос 23. Дипломатические привилегии и иммунитеты.

Дипломатические привилегии и иммунитеты представляют собой права и преимущества, которые предоставляются дипломатическому представительству как таковому, а также его главе и дипломатическому персоналу. С определенными ограничениями они могут быть распространены на административно-технический и обслуживающий персоналы.

Эти привилегии и иммунитетыскладывались постепенно, на основе существовавших в различных странах обычаев и по мере развития дипломатических институтов. Так, такой личный иммунитет, как неприкосновенность посла, считался его неотъемлемым правом с давних времен. В наше время привилегии и иммунитеты, которыми пользуются дипломатические представительства, их главы и сотрудники,регулируютсякак двусторонними соглашениями, так и многосторонними конвенциями. К их числу относитсяВенская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г. Она может служить образцом для современного понимания дипломатических привилегий и иммунитетов.

Венская конвенция 1961 г. устанавливает две категориидипломатических привилегий и иммунитетов: относящиеся к дипломатическому представительству как таковому и личные, т.е. относящиеся к главам и персоналам представительств.

Конвенция устанавливает, что помещения представительства неприкосновенны. Власти государства пребывания не могут вступать в эти помещения иначе как с согласия главы представительства. При этом под помещениями представительства понимаются здания или часть зданий, используемых для целей представительства, включая резиденцию главы представительства и обслуживающий их земельный участок.

На государстве пребывания лежит специальная обязанность принимать все надлежащие меры защиты помещений представительства от вторжения или нанесения ущерба и для предотвращения всякого нарушения спокойствия представительства. Предметы их обстановки и другое находящееся в них имущество, а также средства передвижения представительства пользуются иммунитетом от обыска, реквизиции, ареста и исполнительных действий. Неприкосновенностью пользуется также официальная корреспонденция представительства, а дипломатическая почта не подлежит ни вскрытию, ни задержанию.

Конвенция подтвердила существовавший ранее порядок сношения представительства со своим правительством с помощью дипломатических курьеров и закодированных или шифрованных депеш. Она предусматривает возможность таких сношений представительства с другими представительствами и консульствами аккредитующего государства. Представительству разрешаете устанавливать и эксплуатировать с согласия государства пребывания радиопередатчик.

В случае разрыва дипломатических отношений между государствами, либо окончательного, либо временного отозвания представительства и даже в случае вооруженного конфликта государство пребывания должно уважать и охранять помещения представительства вместе с его имуществом и архивами.

Специальная статья конвенции устанавливает право представительства и его главы пользоваться флагом и эмблемой аккредитующего государства на помещениях представительства, включая резиденцию его главы, а также на средствах передвижения. В соответствии с принятым в России порядком он поднимается по праздничным и другим, предусмотренным этим положением дням, над помещениями российских посольств, консульских учреждений и консульских отделов посольств, если последние территориально размещены в другом отдельном здании. Флаг поднимается также на автомашине главы представительства и катере (в портовых городах).

Помещение представительства не может быть использовано для насильственного задержания какого-либо лица. Оно не может быть использовано и для предоставления убежища. Исключение из этого правила составляют латиноамериканские страны, которые заключили между собой специальные конвенции, позволяющие использовать помещения дипломатического представительства для предоставления политического убежища.

Конвенция подтверждает установившуюся международную практику освобождения дипломатических представительств от всех государственных, районных и муниципальных налогов, сборов и пошлин, кроме тех, которые представляют собой плату за конкретные виды обслуживания (плата за электроэнергию, газ, воду, телефон и т.п.). Представительство освобождается также от таможенных пошлин при провозе предметов, предназначенных для официального пользования. Это может быть мебель, телефонное оборудование, радиопередатчик, пишущие машинки и другое имущество. Средства передвижения, принадлежащие посольству (автомобили, катера), снабжаются специальными номерными знаками.

Что касается личных привилегийи иммунитетов, то важнейшим из них является личная неприкосновенность. Дипломат не подлежит аресту или задержанию в какой бы то ни было форме. Государство пребывания обязано относиться к нему с должным уважением и принимать все надлежащие меры для предупреждения каких-либо посягательств на его личность, свободу или достоинство. Одновременно Конвенция предусматривает, что частная резиденция (квартира) дипломата пользуется той же неприкосновенностью и защитой, что и помещения представительства. Равным образом пользуются неприкосновенностью его бумаги, корреспонденция и, за некоторым исключением, имущество.

Дипломат пользуется также иммунитетом от уголовной и, за рядом исключений, от гражданской и административной юрисдикции страны пребывания. Однако этот иммунитет дипломатического сотрудника отнюдь не освобождает его от юрисдикции своего государства. Дипломатический агент (т.е. глава представительства и члены дипломатического персонала) не обязан давать показания в качестве свидетеля. В отношении дипломатического агента не могут приниматься какие-либо исполнительные меры, нарушающие неприкосновенность его личности или его резиденции.

Исключение составляют вещные иски, относящиеся к частному недвижимому имуществу в стране пребывания, если только дипломат не владеет ими от имени аккредитующего государства; иски, касающиеся наследования как частного лица; иски, относящиеся к профессиональной или коммерческой деятельности, осуществляемой в стране пребывания за пределами официальных функций.

Следует помнить, что привилегии и иммунитеты, предоставляемые дипломату, отнюдь не освобождают его от обязанности уважать законы и постановления страны пребывания; он не имеет права вмешиваться в ее внутренние дела. Нарушение этого требования может привести к объявлению его персоной нон грата и выдворению.

Важной привилегией дипломатических работников является освобождение их от общегосударственных и местных налогов, за исключением специально оговоренных, в частности, косвенных, включаемых в плату за услуги и цены на товары. Дипломатические сотрудники освобождаются от всех трудовых и государственных повинностей, независимо от их характера, а также от военных повинностей.

Глава представительства и его дипломатические сотрудники имеют право беспошлинного ввоза предметов, предназначенных для личного обзаведения, а их личный багаж освобождается от досмотра, с той, если нет оснований для предположений о содержащихся в нем предметах, не дозволенных к провозу. Вскрытие багажа в таких случаях является правомерным действием таможенных властей.

Эти иммунитеты и привилегии главы дипломатического представительства и его дипломатического персонала распространяются и на членов их семей: жен, несовершеннолетних сыновей и незамужних дочерей.

Одной из привилегий сотрудников представительства является возможность свободного передвижения по территории страны пребывания. Исключения составляет въезд в зоны, которые обозначены как запретные по соображениям безопасности.

Ряд привилегий и иммунитетов с некоторыми оговорками и изъятиями распространяется также на административно-технический и обслуживающий персоналыпредставительств.

Венская конвенция предусматривает, что в случае вооруженного конфликта государство пребывания должно оказать необходимое содействие лицам, пользующимся привилегиями и иммунитетами, не являющимися его гражданами, а также членам семей таких лиц, независимо от их гражданства, для скорейшего выезда. Оно должно предоставить в их распоряжение соответствующие транспортные средства для перевозки их самих и принадлежащего им имущества.

В Конвенции закрепляется установившийся в международной практике порядок, при котором дипломату и членам его семьи предоставляются привилегии и иммунитеты государствами, через территорию которых они следуют к месту назначения и обратно. Эти государства не должны также препятствовать проезду через их территорию административно-технического и обслуживающего персонала представительства.

Характерной особенностьюдипломатических иммунитетов является то, что лица, на которые они распространяются, не могут отказаться от них по своему желанию. Право отказа от иммунитетов принадлежит аккредитующему государству, причем такой отказ должен быть явно выражен.

Государства, вступающие в дипломатические отношения, могут договориться о расширении на взаимной основе привилегий и иммунитетов, в частности, о распространении их на административно-технический персонал и иных лиц, не являющихся, однако, гражданами страны аккредитования.

Иммунитеты и привилегии, которыми пользуются сотрудники дипломатических представительств, достаточно широки. Делается это с целью обеспечения нормальной работы представительств. Положения Венской конвенции о дипломатических сношениях 1961 г. закрепляют общепринятую практику в области привилегий и иммунитетов и аккумулируют ряд положений, содержащихся в аналогичных документах. Ее положения в той или иной форме повторяются в других соглашениях такого рода: Конвенция о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального характера 1975 г., заключенная в Вене (положения Конвенции 1975 г. используются в практике ООН).

Текущая версия страницы пока

не проверялась

опытными участниками и может значительно отличаться от

версии

, проверенной 26 марта 2014; проверки требуют

9 правок

.

Текущая версия страницы пока

не проверялась

опытными участниками и может значительно отличаться от

версии

, проверенной 26 марта 2014; проверки требуют

9 правок

.

Дипломати́ческий иммуните́т (от лат. immunitas «независимость; неподверженность») — это изъятие его бенефициара (носителя) из-под юрисдикции государства пребывания. В первую очередь носителями такого иммунитета являются глава дипломатического представительства и другие сотрудники из числа дипломатического персонала. Вместе с тем есть случаи, когда таким иммунитетом обладают лица, не входящие в дипломатический состав посольств.

Дипломатический иммунитет следует отличать от дипломати́ческих привиле́гий, которые представляют собой преференции (льготы), которыми наделяется соответствующее лицо при вступлении в некоторые правоотношения с государством пребывания: прежде всего, в налоговой, таможенной, миграционной сферах.

Источником дипломатического иммунитета является международный обычай, кодифицированный Венской конвенцией о дипломатических сношениях. В развитие её положений национальное (главным образом, процессуальное) законодательство государств также регулирует вопросы дипломатического иммунитета. Так, в России положения о дипломатическом иммунитете содержатся в ст.401 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. № 138-ФЗ в редакции от 6 февраля 2012 г., ст.11 Уголовного кодекса Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ в редакции от 7 декабря 2011 г. В СССР вопросы дипломатического иммунитета регулировались Положением о дипломатических и консульских представительствах иностранных государств на территории СССР.

История института дипломатического иммунитета

В зачаточном состоянии данный институт существовал еще в древности. В Древнем Китае, древнегреческих полисах и древнеиндийских государствах личность послов считалась неприкосновенной. В Древней Индии пользовались неприкосновенностью также и посольские помещения. В тот период это было обусловлено, прежде всего, религиозными верованиями. Кроме того, в указанных государствах царила стойкая убеждённость в том, что обеспечить мирные международные отношения и взаимодействие друг с другом по различным вопросам невозможно без предоставления иностранным послам и посредникам права безопасно передвигаться по территориям государств пребывания. Вместе с тем принцип личной неприкосновенности послов утратил былое значение в период расцвета Римской Империи, а позднее Византии — оба эти государства больше полагались на захватническую политику, нежели мирное сосуществование.

В современном смысле слова дипломатия возродилась лишь в конце средневековья, на заре Ренессанса. С появлением в XV в. постоянных посольских учреждений укрепился принцип неприкосновенности их помещений. С учетом особой роли церкви в рассматриваемый исторический период послы, продолжая пользоваться неприкосновенностью, стали считаться находящимися под её особым покровительством. В XVI в. — период ожесточённой религиозной розни — в практику государств вошли особая защита и иммунитет от уголовной юрисдикции послов, включая даже тех, которые подозревались в заговоре против аккредитовавших их суверенов. В данном контексте уместно сослаться на такой дипломатический казус. Испанский посол Мендоса в 1584 г. был обвинён английским правительством в заговоре, имевшем целью свергнуть английскую королеву Елизавету. При этом возник вопрос, можно ли судить испанского посла в английском суде. Совет Королевы обратился за консультацией к известному итальянскому дипломату, правоведу, знатоку дипломатического права Альберико Джентили (автор трактата «Три книги о посольствах» 1585 г.). Тот дал заключение, что Мендоса должен быть подвергнут наказанию испанским сувереном, а следовательно, должен быть выслан из Англии. В результате провинившийся посол получил от английских властей приказ покинуть пределы Королевства.

В вестфальский период (1648—1815 гг.) развития международного права окончательное закрепление в форме международного обычая получили правила об иммунитете послов, сопровождающих их членов семей и персонала от гражданской и уголовной юрисдикции государств пребывания, равно как и правила о неприкосновенности посольских помещений. В рассматриваемый период повышенное внимание тематике дипломатического иммунитета уделяется в научных международно-правовых разработках (Г. Гроций, 1625 г., К. Бинкершок, 1721 г., Э. Ваттель, 1758 г.).

Версальский (1919—1945 гг.) период международного права ознаменовался попытками кодификации сложившихся к тому времени норм о дипломатическом иммунитете. Впервые такая кодификация была предпринята на региональном уровне — Гаванская конвенция о дипломатических служащих от 1928 г., участниками которой были государства Панамериканского союза. Вместе с тем эта Конвенция всё же не вполне адекватно отражала существующую на тот момент практику в области дипправа. Более продуманным в этом отношении является Гарвардский проект конвенции о дипломатических привилегиях и иммунитетах 1932 г.

Первая универсальная кодификация обычных норм дипломатического права была предпринята уже в период современного международного права вспомогательным органом Генеральной Ассамблеи ООН — Комиссией международного права, результатом работы которой стала Венская конвенция о дипломатических сношениях от 18 апреля 1961 года. В ней зафиксированы не только сложившиеся к тому времени в дипломатической практике государств единообразные правила, но и новые правила, насчет которых у государств прежде не было единого понимания (речь, прежде всего, идет о привилегиях и иммунитетах младшего персонала посольств, исключений из иммунитета, а также статуса дипломатов, являющихся гражданами государства пребывания). Именно Венская конвенция стала тем универсальным инструментом, регулирующим отношения в области дипломатического права, в том числе и вопросы дипломатического иммунитета.

Содержание дипломатического иммунитета

Теоретической основой такого иммунитета является комбинированная функционально-представительская теория, нашедшая своё отражение в преамбуле Венской конвенции 1961 г. Согласно ей, в частности, «привилегии и иммунитеты предоставляются не для выгод отдельных лиц, а для обеспечения эффективного осуществления функций дипломатических представительств как органов, представляющих государства». В равной мере сказанное относится и к дипломатическим представителям, а также иным лицам, которые в силу договора или обычая также являются носителями дипломатического иммунитета.

Венская конвенция регулирует также вопросы иммунитета применительно к дипломатическим представительствам (посольствам) и дипломатическим представителям (агентам)

Дипломатические представительства

Одной из составляющих их иммунитета является неприкосновенность. В соответствии со ст.22 Венской конвенции помещения дипломатического представительства неприкосновенны. При этом к помещениям представительства, согласно ст.1 Венской конвенции, относятся здания или части зданий, используемые для целей представительства, включая резиденцию главы представительства, кому бы ни принадлежало право собственности на них, включая обслуживающий данное здание или часть здания земельный участок. Таким образом, помещения представительства неприкосновенны независимо от того, находятся ли они в собственности аккредитующего государства или на праве аренды (либо ином вещном/обязательственном праве), а также от того, представляют ли эти помещения обособленное здание, комплекс зданий или только часть здания (в последнем случае в целях обеспечения неприкосновенности эта часть должна быть оборудована отдельным входом). Соответственно власти государства пребывания, во-первых, не могут вступать в помещения представительства иначе, как с согласия его главы. Во-вторых, на государстве пребывания лежит специальная обязанность предпринимать все надлежащие меры для защиты помещений представительства от всякого вторжения или нанесения ущерба и для предотвращения всякого нарушения спокойствия представительства или оскорбления его достоинства. Иногда для обеспечения охраны посольств выделяются силы местной полиции.

Неприкосновенность помещений диппредставительства предполагает невозможность вручения судебных повесток и передачи судебных приказов как внутри самих помещений, так и, что называется, на пороге. Передача таких документов должна осуществляться иным способом (посредством почтовой связи, через местное министерство иностранных дел). Кроме того, неприкосновенность помещений подразумевает иммунитет от обыска, ареста, реквизиции и исполнительных мер. Данный иммунитет распространяется и на предметы обстановки и мебель внутри помещений. 

В случае с помещениями иммунитет и неприкосновенность совпадают.

Дипломатические агенты

Иные бенефициары дипломатического иммунитета

  • Главы государств;
  • Главы правительств;
  • Министры иностранных дел;
  • Должностные лица международных организаций;
  • Иные субъекты .

См. также

  • Иммунитет государства
  • Дипломатическое право

Примечания

  1. Собрание законодательства Российской Федерации, 2002 г., № 46, ст. 4532.
  2. Собрание законодательства Российской Федерации, 1996 г ., № 25, ст. 2954.
  3. Утверждено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 мая 1966 г. № 4961-VI.
  4. Международное право: учебник/под ред. А. Н. Вылегжанина.-М.: Юрайт, 2011. -С.50-54.
  5. Зонова Т. В. Настольная книга дипломатов//Дипломатический вестник. — 2001. #8. -С.24-25; см. также статью в английской Википедии Alberico Gentili
  6. Е.Denza, Introduction to the Vienna Convention on Diplomatic Relatins, 18 April 1961
  7. Венская конвенция о дипломатических сношениях (RU). www.un.org (Принята 18 апреля 1961 года). Проверено 21 декабря 2016.
  8. Report of the Commission to the General Assembly. Yearbook of the International Law Commission, 1958, vol.II.-P.95.

Дипломатический иммунитет является одним из старейших принципов международного права, согласно которому некоторые должностные лица иностранных правительств не подпадают под юрисдикцию местных судов и других органов власти. Понятие иммунитета началось с обычаев древних племен. Для обмена информацией посланникам разрешалось проходить по территории другого племени, не опасаясь причинения вреда. Они были защищены даже в том случае, когда приносили плохие вести. Сегодня иммунитет защищает каналы дипломатического общения, освобождая дипломатов от юрисдикции местной власти, чтобы, исполняя свои обязанности, они могли не опасаться за личную свободу и безопасность. Дипломатический иммунитет не предназначен для личного пользования; он призван обеспечить условия, необходимые для эффективного осуществления своих функций иностранными официальными лицами. В соответствии с концепцией взаимности дипломаты, назначенные любым государством мира, в равной степени пользуются дипломатическим иммунитетом.

Иммунитет от юрисдикции ранее устанавливался нормами международного обычного права. Однако в современной практике вопросы, связанные с дипломатическим иммунитетом, регулируются положениями Венской конвенцией о дипломатических сношениях 1961 года. Важно подчеркнуть, что нормы международного обычного права продолжают применяться, если какой-либо вопрос не урегулирован Венской конвенцией.

В настоящее время 190 государств являются участниками Венской конвенции. Даже для незначительного числа не участвующих в ней государств Конвенция представляет собой авторитетный источник дипломатического права, что в значительной мере подкрепляется решениями Международного суда. Тем не менее, порядок толкования и применения Конвенции может в некоторой степени варьироваться от государства к государству. Поэтому всем членам дипломатических представительств и их местным юрисконсультам необходимо детально ознакомиться с практикой и процедурами принимающего государства, которые как правило составляют специальные рекомендации.

Теоретическое обоснование дипломатического иммунитета.

Многовековая практика государств предоставлять привилегии и иммунитеты посланникам других государств всегда представляла интерес для правоведов, которые создали множество различных теорий, пытаясь обосновать и объяснить этот факт. Наибольшее распространение получили три теории, которые в той или иной степени раскрывают юридическую природу, предоставляемых дипломатам иммунитетов и привилегий: теория экстерриториальности, теория представительного характера посла и теория функциональной необходимости.

Теория экстерриториальности.

Теория экстерриториальности объявляет территорию, занимаемую дипломатическим представительством, частью территории принимающего государства; посол и персонал представительства, находясь в стране пребывания, как бы продолжают оставаться на территории представляемого государства. Из этого следует логический вывод о том, что всякое посягательство на экстерриториальный статус должен рассматриваться как нарушение территориальной целостности представляемого государства.

Теория экстерриториальности вызывает критическое отношение со стороны специалистов по дипломатическому праву. Прежде всего потому, что данная теория не может объяснить некоторые конкретные аспекты статуса дипломатического агента, такие, например, как его обязанность уважать законы и правила государства пребывания, возможность государства пребывания отказаться от иммунитета или от обязанности защищать иностранных дипломатов. Хотя теория экстерриториальности имела некоторые разумные основания в прошлом, но она отжила свой век и находится в противоречии с принципами современного международного права, так как ее последовательное применение приводит к ложным выводам, таящим опасность для внутреннего правопорядка государства, принимающего иностранного посла.

Теория представительного характера посла.

Теория представительного характера посла, сложившаяся в период абсолютизма, утверждает, что посол персонифицирует особу монарха и пользуется иммунитетами, поскольку монархи не обладают властью друг над другом. Считалось, что посол несет в себе честь и престиж своего суверена, являясь alter ego своего государя. Такое представление в условиях существования постоянных посольств помогало обосновывать не только иммунитет от юрисдикции местной власти, но и церемониальные привилегии послов.

В конце XIX – начале XX века, после смены понятия суверенитета монарха на суверенитет государства, теория представительного характера посла претерпела определенное видоизменение. Современные сторонники данной теории считают, что посол, олицетворяющий свое государство или правительство, пользуется дипломатическим иммунитетом в силу принципа суверенного равенства государств.

Теория представительного характера явно противоречит практике, поскольку позволяет обосновать иммунитеты и привилегии лишь главы дипломатического представительства. Весь остальной персонал посольства, а также члены их семей на основе этой теории не должны пользоваться иммунитетами. Кроме того, в соответствии с данной теорией иммунитеты распространяются лишь на официальные действия посла, в то время как иммунитеты в отношении его частных действий не согласуются с этой теорией.

Теория функциональной необходимости.

Теория функциональной необходимости заключается в том, что дипломатические агенты, и прежде всего глава посольства, наделяются необходимым объемом иммунитетов и привилегий для обеспечения эффективного выполнения функций дипломатического представительства. Данная теория, рассматривавшаяся как панацея от злоупотребления иммунитетом, позволяла ограничить широкие дипломатические привилегий, установившихся в период абсолютизма, и ставшие считаться опасными для внутреннего правопорядка и законности.

Однако, теория функциональной необходимости не способна объяснить наличие у дипломатических агентов налоговых и таможенных привилегии. Неясным остается и вопрос, связанный с предоставлением иммунитетов и привилегий членам семьи дипломатического агента. Тем не менее, данная теория получила наибольшее распространение рамках современного дипломатического права и закреплена в Венской конвенции 1961 года, где подчеркивается, что «дипломатические привилегии и иммунитеты предоставляются не для выгод отдельных лиц, а для обеспечения эффективного осуществления функций дипломатических представительств».

Иммунитет от юрисдикции.

Дипломатический агент полностью защищен от уголовной юрисдикции принимающего государства (ст. 31.1 Венской конвенции). Этот иммунитет непосредственно связан с неприкосновенностью его личности.

Позиция в отношении гражданской и административной юрисдикции несколько отличается. Эта юрисдикция включает, по сути, всю юрисдикцию, которая не является уголовной, хотя классификация правонарушения в качестве уголовного в различных странах отличается. Парковка и другие незначительные нарушения правил дорожного движения обычно не считаются уголовными преступлениями. Иммунитет охватывает все гражданские и административные вопросы, которые касаются дипломатического агента, включая развод и опеку над детьми. Однако статья 31.1 предусматривает некоторые исключения.

Исключение a: частное недвижимое имущество на территории государства пребывания.

Дипломатические агенты не обладают иммунитетом в отношении гражданских исков, касающихся права собственности на землю и зданий на земельных участках или права владения ими. Однако, даже если суд должен вынести решение о выселение дипломатического агента, неприкосновенность его места жительства (если не будет отменена) станет препятствовать исполнению приказа (ст. 30). Практика государств в отношении вопросов, связанных с взысканием арендной платы или других подобных обязательств, может быть различной.

Исключение b: наследование в частном порядке.

Дипломатические агенты не обладают иммунитетом, если участвуют в качестве частного лица, а не от имени аккредитующего государства, в гражданском судопроизводстве, связанном с наследственным имуществом.

Исключение c: частная профессиональная или коммерческая деятельность.

Дипломатические агенты не обладают иммунитетом в отношении гражданских исков, касающихся любой профессиональной или коммерческой деятельности, осуществляемой помимо своих официальных функций. Дипломат, написавший в свое свободное время книгу, порочащую чью-либо честь и достоинство, не будет иметь иммунитета в отношении иска о диффамации. Как правило, такая деятельность должна иметь продолжительный характер. Вероятно, под данное исключения подпадают и крупные одноразовые сделки, например, спекулятивные покупки земли или инвестиции в ценные бумаги. Хотя статья 42 запрещает дипломатическим агентам заниматься профессиональной или коммерческой деятельностью «в целях личной выгоды», она не запрещает полностью всю оплачиваемую работу. Исключение, содержащееся в статье 31.1.c, предназначено для защиты интересов лиц, ведущих с дипломатами дела, связанные с получением дохода, будь то в нарушение запрета или с согласия принимающего государства. Исключение относится также к работающему супругу дипломатического агента.

Иммунитет в отношении исполнительных мер.

Даже если аккредитующее государство откажет дипломатическому агенту в иммунитете от юрисдикции, судебное решение, вынесенное против частного лица, частной резиденции или частной собственности иммунного лица, не может быть приведено в исполнение (статьи 31.3, 29 и 30). На данный иммунитет распространяются три исключения статьи 31.1, в случае которых имущество дипломата может быть конфисковано, если не будет нарушена неприкосновенность его личности или его резиденции. Прикрытие дипломатическим иммунитетом и неприкосновенностью для уклонения от юридических обязательств может оказаться серьезной проблемой и привести к тому, что принимающее государство потребует покинуть страну.

Отказ от иммунитета.

Дипломатический иммунитет предназначен для обеспечение эффективного выполнения функций дипломатического представительства, а не для личной выгоды его носителя. Таким образом, лицо, пользующееся дипломатическим иммунитетом, не может полностью от него отказаться самостоятельно. Это может сделать только аккредитующее государства (ст. 32.1). Принимающее государство в соответствии с собственным законодательством определяет, действительно ли представляемое государство оказалось от иммунитета в отношении дипломатического лица. Отказ от иммунитета главы представительства обычно считается действительным, если он не оспаривает его; в большинстве государств необходима санкция главы представительства для отказа от иммунитета кого-либо из его сотрудников.

Отказ от дипломатического иммунитета должен быть определенно выражен, то есть не может быть подразумеваемым (ст. 32.2). Таким образом, если лицо, пользующееся иммунитетом, принимает участие в гражданском или уголовном процессе в качестве обвиняемого без выраженного отказа, судебное решение будет ничтожным. Согласие на неформальное или добровольное участие в судебном разбирательстве не означает отказ от иммунитета.

С другой стороны, если дипломатический агент, пользующийся иммунитетом, инициирует гражданское судопроизводство, он лишается права ссылаться на свой иммунитет в отношении встречных исков, непосредственно связанных с основным иском (ст. 32.3). Однако, если он начнет судебное разбирательство, не зная о своем иммунитете, он вправе отменить разбирательство.

В гражданском и административном судопроизводстве отказ от иммунитета в отношении исполнения решения требует особого отказа (ст. 32.4). Это не относится к уголовному судопроизводству, вероятно, поскольку в данном случае наказание неотделимо от признания вины, и практика государств, похоже, это подтверждает.

Освобождение от социального страхования.

Поскольку дипломатический агент по-прежнему подпадает под действие законодательства о социальном обеспечении представляемого государства, он освобождается от обязательств по социальному обеспечению принимающего государства (ст. 33.1). Домашние работники, находящиеся исключительно на службе у дипломата, также освобождаются от соцстрахования, если они не являются гражданами государства пребывания или не проживают в нем постоянно и на них распространяется социальное обеспечение представляемого государства или третьего государства (ст. 32.2). Но если это изъятие не применяется, дипломатический агент должен выполнять обязанности, возлагаемые на работодателей согласно местному законодательству о социальном обеспечении (ст. 32.3). Даже если член дипломатического корпуса освобождается от участия в системе соцобеспечения государства пребывания, он может участвовать в ней на добровольной основе, если это допускается местным законодательством (ст. 32.4).

Освобождение от налогообложения.

Хотя дипломатические агенты по-прежнему облагаются налогом со стороны представляемого государства, в принимающем государстве они освобождаются от «налогов, сборов и пошлин, личных и имущественных, государственных, районных и муниципальных» (ст. 34). Это освобождение является очень широким и включает как прямое, так и косвенное налогообложение. Но данная норма содержит важные исключения:

  1. Косвенные налоги, которые обычно включаются в цену товаров или обслуживания. Основными видами косвенного налога являются налоги на добавленную стоимость и налоги с продаж. Данное исключение интерпретируется двумя способами. Некоторые государства не предоставляют общее освобождение от налога на добавленную стоимость, даже если сумма рассчитывается на месте продажи. Многие государства придерживаются противоположного мнения и либо выдают карточки, предоставляющие освобождение от налога, либо применяют процедуры возврата. Другие государства производят возмещение за покупку дорогостоящих товаров.
  2. Сборы и налоги на частное недвижимое имущество, находящееся на территории государства пребывания, если он не владеет им от имени аккредитующего государства для целей представительства. Хотя сфера применения данного исключения не до конца определена, в соответствии с практикой государств с 1961 года в большинстве государств резиденции дипломатических агентов освобождаются от местных налогов на недвижимое имущество, иногда на основе взаимности (см. ст. 47.2.b). Жилые помещения, используемое для частных целей, такие как дачные коттеджи, не подлежат освобождению.
  3. Налоги на наследство и пошлины на наследование, взимаемые государством пребывания, с изъятиями, предусмотренными в пункте 4 статьи 39. Налог на наследство и пошлины на наследование не взимаются с принадлежавшего умершему дипломату движимого имущества, наличие которого обусловлено исключительно исполнением официальных обязанностей.
  4. Сборы и налоги на частный доход, источник которого находится в государстве пребывания, и налоги на капиталовложения в коммерческие предприятия в государстве пребывания. Дипломаты не освобождаются от местных налогов на инвестиции.
  5. Сборы, взимаемые за конкретные виды обслуживания. Представляемое государство оплачивает лишь ту часть местных налогов, которая идет на оплату финансируемых за счет налогов услуг, которые будут полезными самому представительству: благоустройство улиц, освещение и уборка прилежащей территории, а также пожарную охрану. Хотя представительство пользуются услугами полицейской охраны, но, так как в соответствии со статьей 22 государство пребывания обязано обеспечивать защиту, оно не несет ответственности за данную услугу.
  6. Регистрационные, судебные и реестровые пошлины, ипотечные сборы и гербовые сборы в отношении недвижимого имущества, с изъятиями, предусмотренными в статье 23. Сборы и пошлины относятся к сделкам с недвижимым имуществом, то есть с участками земли и строениями. Оговорка о статье 23, которая освобождает помещения представительства от всех налогов, за исключением тех, которые представляют собой оплату за конкретные виды обслуживания, означает, что, например, если сбор за регистрацию перехода права собственности не соответствует стоимости оказания данной услуги и, следовательно, представляет собой особую форму налога, дипломатический агент освобождается от его уплаты или, по крайней мере, от уплаты избыточной суммы.

Освобождение от повинностей.

Статья 35 освобождает дипломатического агента от всех трудовых и государственных повинностей (например, участия в жюри присяжных), а также военных повинностей, в том числе реквизиций, контрибуций и расквартирования солдат.

Освобождение от таможенных пошлин и досмотров.

Эти изъятия имеют существенное практическое значение и могут являться источником проблем, с одной стороны, из-за желания принимающего государства предотвратить злоупотребление такими серьезными привилегиями, с другой стороны, из-за возникающего у дипломата соблазна воспользоваться этими привилегиями в личных интересах.

Освобождение от таможенных сборов.

Согласно статье 36.1 Венской конвенции принимающее государство должно разрешить свободный ввоз и освободить от таможенных пошлин, налогов и связанных с ними сборов, кроме сборов за обслуживание, «предметы, предназначенные для официального пользования представительства» и «предметы, предназначенные для личного пользования дипломатического агента или членов его семьи, живущих вместе с ним, включая предметы, предназначенные для его обзаведения». Глава представительства и представляемое государство, действуя в духе доброй совести, в праве самостоятельно определять, что именно относится к указанным предметам; в наши дни к ним могут относиться даже строительные материалы, необходимые для ремонта помещений представительства. Однако принимающее государство может не разрешать ввозить предметы, подлежащие общему запрету на импорт (см. ст. 41). Поскольку Конвенция не содержит привилегий в отношении вывоза, любой запрет на экспорт определенных предметов, таких как предметы антиквариата, в равной степени относится и к представительству, и к его персоналу.

Освобождение от таможенного досмотра.

Согласно статье 36.2 личный багаж дипломатического агента в целом не подлежит таможенному досмотру, но принимающее государство имеет право проверить его при наличии серьезных оснований предполагать, что в нем содержатся «предметы, на которые не распространяются изъятия, упомянутые в пункте 1 настоящей статьи, или предметы, ввоз или вывоз которых запрещен законом или регулируется карантинными правилами». Досмотр должен проводиться в присутствии дипломата или его представителя. Эти условия не относятся к предполетным досмотрам, которые проводятся службами аэропорта или авиакомпании с целью обеспечения безопасности полета.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *