24 государство как субъект мчп понятие и виды государственных иммунитетов

Международные частноправовые отношения характеризуются независимостью и равноправием субъектов, свободой их воли и неприкосновенностью частной собств. С одной стороны, участие государства не меняет их сущности, но с др.ст., властная природа и суверенитет государства не могут не сказаться на его правовом положении.

ГК: РФ и ее субъекты участвуют в гражданско-правовых отношениях на равных началах с иными участниками этих отношений – гражданами и юр.лицами.

Гос-во часто становится участником отношений, осложненных иностр.элементом – арендует участок для дип.миссии, заключает договор с иностр.фирмой на ремонт своих зданий, хранит деньги в иностр.банках…

При этом гос-во, заключая сделки на террит.иностр.государства, не подчиняется власти этого иностранного государства, т.е.его юрисдикции (иммунитет от юрисдикции).

В отношении иностр.государства не могут быть применены принудительные меры:

  • по принудит.применению закона,

  • по принудит.привлечению к суду и др.

Это не означает полного беспедела. Напротив, Венская конвенция о дип.сношениях прямо предписывает всем гос-м и их должностным лицам осуществлять свою деятельность в соотв.с законами государства, на террит.кот.они находятся, а также соблюдать местные традиции и обычаи.

Иммунитет:

  • право государства на освобождение от юрисдикции другого государства, т.е. право на неприменение к нему принудительных мер со стороны судебных, административных и др.органов другого государства

  • частичный отказ государства от осуществления своей юрисдикции, т.е.отказ от применения принудительных мер своими судебными, адм.и другими гос.органами в отношении другого государства.

О праве на иммунитет можно говорить только тогда, когда правоотношение связано с террит.юрисдикцией иностранного государства (т.е.либо спор рассматривается в иностр.суде, либо имущество находится на территории иностр.государства)

Если частно-правовое отношение, осложненное иностр.элементом, стороной кот.является государство, осуществляется на территории государства-участника, оно рассматривается правоприменительными органами этого государства на общих основаниях, об иммунитете нет речи.

Государства являются носителями универсальной международной правосубъектности, т.е. обладают не только международной, но и гражданско-правовой правосубъектностью. Они вправе непосредственно участвовать во внешнеэкономической коммерческой деятельности, заключая гражданско-правовые сделки с иностранными физическими или юридическими лицами. Таким образом, особенностью государств как субъектов МЧП является их правоспособность заключать сделки имущественного характера, не будучи юридическими лицами.

Важнейшей составной частью статуса государства как субъекта МЧП является институт иммунитета государства в международных политических и имущественных отношениях.

• Под государственным иммунитетом в широком смысле понимается право государства, его органов и его представителей (особенно дипломатических) не подчиняться властным акциям других государств, их органов и представителей.

Этому праву соответствует обязанность государства, его органов и представителей не осуществлять каких-либо властных акций в отношении других государств, их органов и представителей, а также собственности этих государств. В более узком смысле, применительно к режиму гражданско-правовых сделок, государственный иммунитет выступает как материально-правовое преимущество, проявляющееся в реализации, в частности, процедур исполнительного производства властными структурами иностранных государств относительно государственной собственности.

Международно-правовой основой защиты государственного иммунитета является Конвенция Организации Объединенных Наций о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности (Нью-Йорк, 2 декабря 2004 г.), которая определила, что юрисдикционные иммунитеты государств и их собственности являются общими принципами международного публичного права и МЧП.

Участие государств в международных экономических отношениях, в том числе внешнеторговых, кредитных, инвестиционных, расчетных и других, влечет во многих случаях применение института государственного иммунитета и означает особую значимость его использования именно в рамках МЧП.

По мнению Μ. М. Богуславского, особое положение государства как участника международных хозяйственных отношений состоит в том, что к обязательствам государства в принципе может применяться только его право, кроме случаев, когда государство прямо выразило согласие на применение иностранного права.

Государственный иммунитет в гражданско-правовых отношениях с иностранным элементом есть одно из проявлений особого конституционного статуса государственной собственности, национального суверенитета, обеспечения экономической безопасности государства, международно-правовых принципов невмешательства во внутренние дела других государств, уважения прав, присущих суверенитету.

Государственный иммунитет является международно-правовым институтом, поскольку государство в своем внутреннем правопорядке не пользуется таким иммунитетом в гражданско- правовых отношениях, будучи равным партнером с другими хозяйствующими субъектами, что закреплено в ст. 124 ГК РФ.

Институт государственного иммунитета и его доктрина имеют длительную историю развития как на международном, так и на национальном уровне. В XX в., т.е. до принятия Конвенции 2004 г., государственный иммунитет понимался как «абсолютный» и действовал в качестве обычной международно-правовой нормы. Но «частноправовая составляющая» государственного иммунитета всегда проявлялась в том, что государство, его органы и представители ни в каком случае не могут быть подвергнуты властным акциям со стороны других государств, кроме как с согласия государства. Согласие могло быть выражено в международном договоре, в частноправовом контракте, в публичном устном или письменном заявлении в ходе судебного или иного разбирательства.

Однако доктрина абсолютного государственного иммунитета не означала, что к государству не могут быть предъявлены имущественные и иные требования. Они не могут предъявляться без согласия государства к нему в судах других государств, но могут предъявляться в судах конкретного государства на общих гражданско-правовых основаниях.

После вступления в силу Конвенции 2004 г. происходит качественное изменение масштабов участия государств как субъектов МЧП с контрагентами, представляющими собой субъектов частного права других государств. Данный акт регламентировал «устойчивый иммунитет» государственным органам, учреждениям, институтам и иным государственным образованиям в гражданско-правовых сделках с иностранным элементом в том объеме, в каком они правомочны совершать юридические действия от имени суверенной власти государства. Данное положение частично трансформировало доктрину абсолютного иммунитета государства.

В целях обеспечения исполнения имущественных обязательств субъектами национального рынка государства стали выступать гарантами имущественных обязательств своих частных субъектов. При этом выросла заинтересованность одних государств в сделках с частными субъектами других государств, которые соглашаются на эти сделки на условиях обеспечения имущественной ответственности государств на случай неисполнения ими своих обязательств по сделкам.

Это также привело к постепенному отходу от концепции абсолютного государственного иммунитета и к возникновению и закреплению понимания государственного иммунитета как ограниченного, коллизионного, судебного (юрисдикционного) иммунитета. Это означает, что государство имеет право на иммунитет от властных действий других государств только тогда, когда оно действует, реализуя свои властные функции. Если государство выступает в качестве коммерческого партнера, т.е. выступает стороной частноправовой коммерческой сделки, оно утрачивает права на иммунитет в отношении своих имущественных и иных прав. Каждое государство само определяет и устанавливает в рамках своей юрисдикции пределы и условия предоставления иммунитетов для других государств.

Концепция ограниченного государственного иммунитета имеет место в правовой системе Австрии, Бельгии, Великобритании, Германии, Греции, Дании, Италии, Канаде, Норвегии, России, США, Финляндии, Франции, Швейцарии и др. Ряд из названных стран участвует и в Европейской конвенции об иммунитете государств (Базель, 16 мая 1972 г.).

Надо подчеркнуть, что как коммерческий (или некоммерческий) характер сделки (контракта), так и коммерческий (или некоммерческий) характер использования имущества (собственности) подлежат определению с точки зрения критериев характера и целевого назначения сделки или собственности государства, что отражено в Конвенции 2004 г.

Ограниченный иммунитет государства как субъекта МЧП проявляется не во всей полноте государственного иммунитета, а лишь некоторых его составляющих, т.е. в судебном или процессуальном иммунитете. Но это не означает отказ от иммунитета государственной собственности.

>

Концепция коллизионного иммунитета государства вытекает из коллизионной природы международных коммерческих сделок и не является бесспорной. Она означает, что сделки, заключаемые государством с иностранными физическими и юридическими лицами, должны регулироваться правом этого государства, если стороны не договорились об ином. Однако поскольку государства, как хозяйствующие субъекты, выступают в гражданско-правовых сделках на равных основаниях, данная концепция расширяет «нежелательные последствия» ограничения государственного иммунитета в сделках с участием государства.

Концепция коллизионного иммунитета государства «ограничена» ст. 414 КТМ РФ об определении права, подлежащего применению к отношениям, возникающим из торгового мореплавания с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо осложненным иностранным элементом, согласно которой право, подлежащее применению к отношениям, возникающим из торгового мореплавания с участием иностранных граждан или иностранных юридических лиц либо осложненным иностранным элементом, в том числе если объект гражданских прав находится за пределами Российской Федерации, определяется в соответствии с международными договорами РФ, другими законами и признаваемыми в Российской Федерации обычаями торгового мореплавания.

Концепция судебного (юрисдикционного) иммунитета наиболее тесно связана с национальным гражданским процессуальным и арбитражным процессуальным правом. Согласно ст. 251 АПК РФ иностранное государство, выступающее в качестве носителя власти, обладает судебным иммунитетом в следующих случаях: 1) по отношению к предъявленному к нему иску в арбитражном суде в Российской Федерации; 2) при привлечении его к участию в деле в качестве третьего лица;

3) при наложении ареста на имущество, принадлежащее иностранному государству и находящееся на территории РФ;

4) при принятии по отношению к нему судом мер по обеспечению иска и имущественных интересов.

Обращение взыскания на имущество государства в порядке принудительного исполнения судебного акта арбитражного суда допускается только с согласия компетентных органов соответствующего государства, если иное не предусмотрено международным договором РФ или федеральным законом.

Применение юрисдикционного иммунитета (в процессуальном плане) не означает освобождения государства от выполнения им своих обязательств по сделке, или от ответственности за ее неисполнение, или от ответственности за возмещение причиненного вреда. Применение иммунитета означает лишь, что спор может рассматриваться по иску, но только в суде данного государства.

В правовом смысле, если применяется юрисдикционный иммунитет, можно говорить об использовании соответствующего международного частноправового института. При отказе же в применении иммунитета дело переходит в плоскость того или иного национального правопорядка. В принципе, согласно нормам МЧП отдельных государств право страны, в суде которой рассматривается спор, не обязательно является применимым.

Нечеткость международно-правовых норм, определяющих критерии коммерческого или некоммерческого характера сделки государства или характера его собственности, приводит к тому, что национальный суд, решающий вопрос о юрисдикционном иммунитете, должен толковать самостоятельно национально-правовые критерии и подходы к разграничению международного публичного договора и внешнеэкономического коммерческого контракта. Это необходимо для определения и выбора судом «типа применяемого иммунитета» к рассматриваемым отношениям с участием государственной собственности.

Хотя предварительное обеспечение иска есть по существу судебное действие, соответствующий иммунитет в отношении такой судебной акции рассматривается как самостоятельный вид государственного иммунитета, поскольку принудительные меры в большей степени вторгаются в суверенные права государства, нежели рассмотрение судом иска против иностранного государства. Иммунитет от предварительного обеспечения иска означает неприемлемость каких-либо властных, принудительных мер в отношении государственной собственности без согласия данного государства.

Предварительное обеспечение иска может быть применено в отношении имущества, связанного с коммерческой, культурной, спортивной, благотворительной и иной имущественной деятельностью государства. При этом суд устанавливает характер, целевое назначение действий государства, а также и действительную принадлежность имущества, в отношении которого испрашивается предварительное обеспечение. Принудительность, властность действия при исполнении вступившего в законную силу решения иностранного суда сходно с судебным решением о предварительном обеспечении иска.

Принудительное исполнение судебного решения, как и предварительное обеспечение иска, в силу норм национального права и соответствующих международных договоров о правовой помощи может осуществляться и за пределами национальной юрисдикции суда, рассматривающего дело.

Пример

Так, швейцарская компания «Нога» по судебному делу об иске о возмещении ущерба российской стороной частноправового контракта пыталась добиться предварительного обеспечения иска, а затем исполнить в принудительном порядке решение шведского арбитражного суда (1997 г.) против Российской Федерации в других странах: Люксембург, Швейцария, Франция.

Современные концепции иммунитета собственности государства как субъекта МЧП включающие судебный (юрисдикционный) иммунитет, иммунитет от обеспечения иска и иммунитет от принудительного исполнения судебного (арбитражного) решения, устанавливают имущественный международный частноправовой иммунитет государства в качестве самостоятельных видов государственного иммунитета. Иммунитет государственной собственности имеет самостоятельное значение, поскольку он распространяется как на государственную собственность, используемую в дипломатических сношениях (например, помещение дипломатических представительств и иное их имущество), так и вообще на любую иную государственную собственность.

Этот иммунитет может быть не обязательно связан с судебными, исковыми требованиями к иностранному государству и к его собственности, связанные с возбуждением исков в судах и арбитражах, а касается иного государственного имущества, правомерно находящегося за пределами территориальной юрисдикции данного государства.

Государство как субъект международного частного права

В отличие от физических и юридических лиц («полноправных» субъектов МЧП), государство, как уже было отмечено, будет субъектом МЧП только при участии с другой стороны в сделке физического или юридического лица (или организации, не являющейся юридическим лицом). Это не значит, что государство с государством не может заключить договор купли-продажи или любые другие договоры. Важно понимать, что межгосударственное общение опосредуется нормами международного публичного права. В случае возникновения спора он может решаться, например, в соответствии со статьей 33 Устава ООН в Международном Суде ООН, который рассматривает межгосударственные споры. Применимым будет международное публичное право, при этом сам вопрос о выборе «компетентной» национальной правовой системы не возникнет.

Участие государства в отношениях, регулируемых МЧП, имеет свою специфику. Это связано с особой природой и сущностью государства — обладанием государственным суверенитетом как признаком, характеризующим государство. Государственный суверенитет означает верховенство государства в решении всех внутренних и внешних вопросов в пределах своей территории и компетенции. Независимость лежит в основе принципа суверенного равенства государств, который закреплен в Уставе ООН и ряде других международных соглашений как один из основных общепризнанных принципов международного права.

В силу суверенного равенства каждое государство пользуется иммунитетом — изъятием из-под действия национальной правовой системы. Если понятие «иммунитет государства» не вызывает дискуссий среди ученых, то какие существуют виды иммунитета государств — вопрос, решаемый по-разному. Одна точка зрения сводится к тому, что иммунитет государств бывает двух видов: абсолютный и функциональный. Под абсолютным иммунитетом понимают случай, когда государство пользуется иммунитетом в полном объеме, независимо от того, участвует ли оно в публично-правовых либо частноправовых отношениях. Функциональный иммунитет — это пользование иммунитетом только при осуществлении актов властвования, т.е. не при участии государства в гражданско-правовых отношениях.

Другая точка зрения сводится к тому, что к видам иммунитета следует относить юрисдикционный иммунитет, который включает:

• судебный иммунитет (неподсудность одного государства судам другого государства);

• иммунитет от предварительного обеспечения иска (невозможность

наложения ареста на государственную собственность или запрещение совершать определенные действия государственным органам иностранного государства в порядке обеспечения исковых требований);

• иммунитет от исполнения судебных решений (невозможность принудительного исполнения решения, вынесенного в отношении иностранного государства или государственных органов);

• иммунитет государственной собственности (означает неприкосновенность государственного имущества: в отношении государственного имущества в мирное время не могут быть применены какие-либо меры по изъятию, национализации со стороны другого государства);

• иммунитет от действия законодательства иностранного государства (государство должно легально закрепить возможность применения на его территории иностранного права).

Очевидно, что данная дискуссия не является столь существенной для понимания самого вопроса, поскольку, обозначив различные виды иммунитета терминами «элементы», смысл понятия «иммунитет» не искажается. Что касается абсолютного и функционального иммунитета, то речь идет не о видах, а о теориях — теории «абсолютного иммунитета» (не допускающего подчинение государства иностранному праву ни по каким видам деятельности) и теории «функционального иммунитета» (которая нашла отражение в гражданском законодательстве РФ с принятием ст. 1204 ГК РФ).

Вышеперечисленные виды (элементы) иммунитетов обладают общей чертой: необходимостью получить согласие государства для осуществления определенных действий со стороны другого государства. Без согласия государства весьма затруднительно привлечь его в качестве ответчика к участию в судебном разбирательстве, или наложить арест на имущество, или принудительно исполнить решение.

До настоящего времени нормы, регулирующие вопросы иммунитета государств, еще не нашли своего закрепления в международной конвенции, хотя проект статей о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности уже был подготовлен и принят Комиссией международного права ООН в 1991 г. Иммунитеты государств применяются пока на основе международных обычаев.

Для преодоления иммунитетного «барьера» физические и юридические лица, вступающие в отношения с государством, должны предусматривать в соответствующих международных контрактах, заключаемых с иностранными государствами, специальные положения. В этих положениях должно быть закреплено, что государство — участник сделки принимает на себя обязательство отказа от судебного иммунитета (или иммунитета в отношении предварительного обеспечения иска, или иммунитета от судебного исполнения решения).

Участие Российской Федерации в гражданско-правовых отношениях закреплено в главе 5 ГК РФ. Учитывая, что в части 4 п. 1 ст. 2 ГК РФ содержится общая норма, распространившая отечественное гражданское законодательство на отношения с участием иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, правила, закрепленные в главе 5, следует распространять и на участие России в гражданско-правовых отношениях международного характера. Кроме того, в статье 1204 ГК РФ закрепляется правило (новелла российского законодательства), в силу которого к гражданско-правовым отношениям, осложненным иностранным элементом, с участием государства коллизионные нормы применяются на общих основаниях.

От имени Российской Федерации в гражданских правоотношениях могут выступать органы государственной власти в соответствии с компетенцией, определенной соответствующими нормативными актами. Согласно Конституции, органами государственной власти являются Президент, Федеральное Собрание, Правительство Российской Федерации, а также федеральные органы исполнительной власти (федеральные министерства, государственные комитеты, федеральные службы, департаменты и другие органы). Таким образом, если Министерство образования Российской Федерации заключает договор с польским Ягелонским университетом, то участником договора является государство — Российская Федерация — со всеми вытекающими отсюда юридическими последствиями.

Помимо Российской Федерации в гражданских правоотношениях, осложненных иностранным элементом, могут участвовать ее субъекты, к которым относятся республики, входящие в состав России, края, области, Москва и Санкт-Петербург как города федерального значения, автономные области и автономные округа, а также городские, сельские поселения и другие муниципальные образования.

При этом законодательство содержит генеральную норму об отказе как самого государства — Российской Федерации, так и ее субъектов, обладающих публичной властью муниципальных образований, от иммунитета в сфере гражданских правоотношений. Эта норма предусмотрена пунктом 1 ст. 124 ГК РФ, в силу которой указанные субъекты выступают в отношениях, регулируемых гражданским законодательством, на равных началах с иными участниками — гражданами и юридическими лицами.

К таким специфическим субъектам гражданского права, как Российская Федерация, ее субъекты и муниципальные образования, для которых занятие предпринимательской (или хозяйственной без извлечения прибыли) деятельностью является скорее исключением, чем осуществлением их функционального назначения, в гражданском законодательстве (прежде всего в ГК РФ) установлены специальные нормы, посвященные регулированию отношений с их участием. Это нормы о праве государственной и муниципальной собственности, о приватизации государственного и муниципального имущества и другие. Содержащиеся в них правила регулируют все гражданские правоотношения, в том числе составляющие предмет МЧП.

Регулированию гражданских отношений с участием иностранных юридических лиц, граждан и государств посвящена статья 127 ГК РФ. По существу, содержащееся в ней положение является отсылочным, устанавливая правило, в соответствии с которым особенности ответственности РФ и ее субъектов в международных гражданско-правовых отношениях определяются законом об иммунитете государства и его собственности.

К сожалению, в России такой закон пока отсутствует, но в принятые за последние годы законы уже включены специальные нормы об иммунитете государства. Например, в Федеральном законе 1995 г. «О соглашениях о разделе продукции» в статье 23 содержится положение о том, что в соглашениях, заключаемых с иностранными гражданами и иностранными юридическими лицами, может быть предусмотрен отказ Российской Федерации от судебного иммунитета, иммунитета в отношении предварительного обеспечения иска и исполнения судебного решения. Аналогичная норма закреплена в пункте 30 Соглашения между Российской Федерацией и «Сахалин Энерджи Инвестмент Компани, Лтд» «О разработке Пильтун-Астохского и Лунского месторождений нефти и газа на условиях раздела продукции» от 22 июня 1994 г. Интересен тот факт, что это Соглашение было заключено на полтора года раньше, чем был принят сам Закон «О соглашениях о разделе продукции».

− Понятие субъекта международного частного права.

− Дееспособность и правоспособность иностранных граждан− Личный закон и национальность юридических лиц− Правовое положение иностранных юридических лиц в России− Международная межправительственная организация как субъект МЧП

3. Государство как субъект МЧП

Государство может вступать в отношения не только с равными по правовому статусу субъектами — другими государствами и международными межправительственными организациями, но и с обычными физи­ческими и юридическими лицами. В том случае, когда эти лица являют­ся для данного государства иностранными, а отношения—частноправо­выми, эти отношения подпадают под регулирование норм МЧП.

Можно привести следующие наиболее типичные примеры участия государства в отношениях невластного характера:

• продажа государственных ценных бумаг иностранцам;

• учреждение предприятий и иных организаций совместно с иностранными юридическими лицами, приобретение акций зарубежных компаний;

• приобретение, наследование имущества, находящегося за рубе­жом, или имущества; иностранцев;

• заключение концессионных договоров, соглашений о разделе продукции и иных договоров подобного рода с иностранными компа­ниями;

• выдача гарантии по внешнеэкономическому договору (контракту);

• заключение договоров аренды в отношении имущества, находящегося за рубежом; передача имущества в аренду иностранным физическим и юридическим лицам и т.д.

В области имущественных отношений государство выступает как особый субъект права, поскольку не является юридическим лицом. Не существует такого правопорядка, который наделил бы государство этим статусом. Западными юристами была разработана широко известная теория «расщепления» государства на два лица: если оно действует как носитель суверенной власти, то это одно лицо, а если совершает сделку, то это уже другое лицо, которое должно быть приравнено к прочим юридическим лицам.

Деятельность государства как участника частноправовых отношений следует отграничивать от деятельности государственных предприятий как самостоятельных хозяйствующих субъектов. Последние выступают в гражданско-правовом обороте от своего имени, а не от имени государства.

Государство является особым участником частноправовых отношений, поскольку обладает иммунитетом.

В международном частном праве под иммунитетом понимают неподчинение одного государства юрисдикции другого государства. Имму­нитет базируется на равенстве государств, их суверенитете, принципе «равный над равным не имеет власти».

В теории и практике государств различают несколько видов иммунитета:

1. Юрисдикционные (судебные) иммунитеты (судебный, иммунитет от предварительного обеспечения иска, иммунитет от принудительного исполнения решения).

2. Иммунитет собственности государства означает, что собственность государства пользуется неприкосновенностью. Она не может быть подвергнута принудительному отчуждению, аресту и иным принудительным мерам, ее нельзя насильно удерживать на иностранной территории. К собственности государства не могут применять не только принудительные меры судебного характера, но и административные меры. Она не может быть объектом взыскания по всякого рода внесудебным требованиям. Органы другого государства не могут входить в рассмотрение вопроса о том, принадлежит ли собственность иностранному государству, когда она находится в его владении, если иностранное государство заявляет, что имущество принадлежит ему. Государственная собственность пользуется иммунитетом даже тогда, когда она находится во владении лица, которое не обладает иммунитетом.

3. Иммунитет от действия иностранного права означает невозможность применения к правоотноше­ниям с участием государства иностранного права, а также недопустимость экстерриториального действия иностранного права без согласия того государства, на тер­ритории которого применяется данное иностранное право.

4. Иммунитет сделок означает, что сделки государства с иностран­ными физическими или юридическими лицами должны регулировать­ся правом данного государства, если иное не установлено соглашени­ем сторон.

12 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

1. Иммунитет от предъявления иска – неподсудность одного государства судам другого. Сделки государства должны рассматриваться только в его собственных судах. Без прямо выраженного согласия на судебное разбирательство в иностранном суде государство нельзя привлечь к судебной ответственности за границей. Иммунитет от предъявления иска – это судебный иммунитет в узком смысле слова (собственно юрисдикционный иммунитет).

2. Иммунитет от предварительного обеспечения иска – без прямо выраженного согласия государства в отношении его имущества, находящегося за границей, не могут быть приняты никакие меры в качестве предварительного обеспечения иска.

3. Иммунитет от принудительного исполнения судебного решения – без согласия государства по отношению к нему не могут быть применены никакие принудительные меры по обеспечению иска или исполнения решения.

4. Иммунитет собственности государства – собственность иностранного государства неприкосновенна, не может быть национализирована, конфискована, на нее нельзя обратить взыскание. Имущество иностранного суверена, даже находящееся в руках третьих лиц, не подлежит виндикации. Без согласия государства‑собственника его имущество не может быть подвергнуто принудительному отчуждению, насильственно удерживаться на территории иностранного государства. Государство места нахождения иностранной собственности обязано принимать все необходимые меры защиты против расхищения этого имущества третьими лицами.

5. Доктрина акта государства (связана с иммунитетом собственности государства) – если государство заявляет, что имущество принадлежит ему, то суд иностранного государства не вправе подвергать это заявление сомнению. Никакие иностранные органы не могут рассматривать вопрос о том, принадлежит ли действительно собственность государству, если оно заявляет, что собственность принадлежит ему.

6. Коллизионный иммунитет государства – к частно‑правовым отношениям государства должно применяться только его собственное право. Все сделки государства подчиняются его национальному праву.

В доктрине, законодательстве и практике разработаны две теории государственного иммунитета: доктрина абсолютного иммунитета и доктрина функционального (ограниченного) иммунитета.

Теория абсолютного иммунитета государства непосредственно основана на принципе суверенного равенства государств и общем принципе права «равный над равным не имеет ни власти, ни юрисдикции». Доктрина абсолютного иммунитета государства признавалась незыблемой нормой международного права в течение почти 100 лет (до середины XX в.). В соответствии с доктриной абсолютного иммунитета государство, даже будучи стороной частно‑правового отношения, не может быть привлечено к ответственности в судах другого государства. Подсудность судам другого государства допустима только в случае прямо выраженного согласия иностранного государства‑ответчика («договорный» или «дипломатический» отказ от иммунитета). Иск к государству может быть предъявлен только в его собственном суде. Частное лицо вправе обратиться в компетентные органы своего государства с тем, чтобы оно вступило в дипломатические переговоры с иностранным государством, к которому это лицо имеет претензии. Доктрина абсолютного иммунитета государства до сих пор закреплена в законодательстве некоторых государств – Китая, России.

В 50‑х гг. в связи с активизацией участия государства в международных гражданских правоотношениях появились теории «служебного» иммунитета, «торгующего» государства, государства‑коммерсанта, на основе которых была выработана доктрина функционального (ограниченного) иммунитета. Суть этой доктрины – если государство от своего имени занимается коммерческой деятельностью, оно автоматически в отношении такой деятельности и связанного с ней имущества отказывается от иммунитета, ставит себя в положение частного лица.

Во многих странах существует кодифицированное законодательство, регулирующее иммунитеты государства: Закон США (1976 г.), Закон Великобритании (1978 г.), Акт Сингапура об иммунитете иностранного государства (1979 г.), законы об иммунитете иностранного государства Пакистана и Аргентины (1995 г.). Все эти законы основаны на доктрине функционального иммунитета государства. Интересно отметить, что в странах общего права законодательство об иммунитетах иностранного государства кодифицировано (Акт Австралии об иммунитете иностранного государства (1984 г.), а в странах континентального права этот вопрос регулируется в основном судебной практикой.

В соответствии с теорией функционального иммунитета государство обладает иммунитетом, только когда оно совершает действия, являющиеся проявлением государственной, публичной власти, т. е. действия в осуществление суверенных полномочий (de jure imperii). Публичные акты государства пользуются абсолютным иммунитетом и не могут быть предметом разбирательства в суде другого государства. Когда государство осуществляет функции торгового характера, т. е. действия в ходе осуществления коммерческой деятельности (de jure gestionis), оно не обладает иммунитетом и должно рассматриваться как частное лицо.

Деление действий государства на публичные и частные – краеугольный камень концепции функционального иммунитета (И. А. Демидов). Для определения характера действий государства разработаны теории:

– доктрина цели действий. Главный критерий – цель совершения действий (государственный заказ на постройку военного корабля частной иностранной фирме – действие jure imperii);

– доктрина характера действий. Решающим является юридический характер действия. Частные действия – это действия, совершаемые в форме обычных контрактов, если подобный контракт может заключить любое юридическое или физическое лицо.

Критерий «характер действия» закреплен в законодательстве США, Великобритании, Австралии, судебной практике Франции, Нидерландов, ФРГ. Бельгийская юриспруденция применяет критерий природы (характера) действия (Э. Сюи). Конвенция ООН 2005 г. предлагает компромиссный вариант: «При определении того, является ли контракт или сделка «коммерческой сделкой»… следует прежде всего исходить из природы этого контракта или сделки, однако следует также учитывать их цель, если стороны контракта… договорились об этом, или если, согласно практике государства суда, эта цель имеет отношение к определению некоммерческого характера этого контракта или сделки».

Конвенция ООН 2005 г. (Россией она подписана и в 2007 г. ратифицирована) подтверждает принцип невозможности осуществления юрисдикции в судах одного государства над иностранным государством и его органами при осуществлении ими властных полномочий, обеспечивает защиту государственной собственности, не используемой в коммерческих целях. Конвенция 2005 г. содержит детальный перечень видов деятельности, осуществление которой лишает государство права на иммунитет:

1) государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве дела из коммерческой сделки, заключенной с иностранным физическим или юридическим лицом. Эта норма не применяется в случае коммерческой сделки между государствами, если ее стороны явно договорились об ином;

2) государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве, которое касается установления:

a) любых прав или интересов этого государства в отношении недвижимого имущества, находящегося в государстве суда, или любого обязательства этого государства, возникающего в связи с его интересами в отношении такого имущества;

b) любых прав или интересов этого государства в отношении движимого или недвижимого имущества, которые возникают в силу наследования, дара и бесхозяйного имущества;

c) любых прав или интересов этого государства в отношении управления имуществом, таким, как доверительная собственность, собственность банкрота или собственность компании в случае ее ликвидации;

3) государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве, затрагивающем:

a) установления любого права этого государства в отношении патента, промышленного образца, торгового или фирменного наименования, товарного знака, авторского права, любой другой формы интеллектуальной или промышленной собственности, пользующейся защитой в государстве суда;

b) предполагаемого нарушения этим государством на территории государства суда права интеллектуальной или промышленной собственности, принадлежащего третьему лицу и защищаемого в государстве суда;

4) государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве, затрагивающем отношения из трудового договора между этим государством и физическим лицом относительно работы, которая была или должна быть выполнена на территории этого государства. Исключения:

– работник был нанят для выполнения обязанностей в порядке осуществления государственной власти;

– работник является лицом, пользующимся дипломатическим иммунитетом;

– предметом разбирательства является наем, возобновление найма или восстановление на работе;

– такое разбирательство затронет интересы безопасности этого государства;

– работник является гражданином государстваработодателя в момент возбуждения разбирательства;

5) государство не может ссылаться на иммунитет от юрисдикции при разбирательстве, касающемся денежного возмещения в случае смерти или причинения телесного повреждения какому‑либо лицу или нанесения ущерба имуществу или его утраты в результате действия или бездействия, которое предположительно может быть присвоено государству, если такое действие или бездействие имело место полностью или частично на территории другого государства, и делинквент находился на этой территории в момент совершения действия или бездействия.

5.4.3

Дата добавления: 2016-03-30; просмотров: 265;

ПОСМОТРЕТЬ ЕЩЕ:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *